{Natalie Ratkovski} (conjure) wrote,
{Natalie Ratkovski}
conjure

Categories:

Болонья - выставка детской книги, часть 3

Итак, ешё раз итог по впечатлениям о выставке в Болонье. В предыдущей записи у меня спросили, мол когда я уже начну о существенном рассказывать. Но в том-то и дело, что несколько в растерянности после этой выставки. О каком существенном? Я о том и толкую всё время, что я ехала с надеждой увидеть потрясающую выставку современной иллюстрации, поговорить с издателями, которые тут же будут гордиться своими авторами и их работами, показывать, рассказывать, делиться опытом.

Я думала, именно из-за каталогов иллюстраторов с этой выставки, что я попаду на такое помпезное мероприятие, набитое живой графикой до самой крыши. Пойму куда идти, куда стремиться, что хорошо продаётся, что нравится маленьким и большим. Но я сильно ошибалась. На выставке было много чего интересного. Об этом я писала уже в предыдущих сообщениях: здесь, немного в дневнике путешествий, а также в первой части рассказа и во второй. Но там и не было многого того, чего я ожидала.

Вот посмотрите, то, что отмечено на схеме фиолетовым прямоугольником - это была выставка иллюстраторов, чьи работы попали в каталог. А всё остальное - это обычная такая книжная тусовка издателей, как CeBit, только с книжками.



Вообще меня не покидало чувство, что саму выставку иллюстраторов десткой книги и каталог придумали как фишку, чтобы облагородить мероприятие. Придать ему ауру таинственности, которой любят окутывать выставки искусства. О том, что иллюстрация или "высокое" искусство такое же пахалово, как и любая другая работа, принято умалчивать. Мол, кого интересуют грязные детали. В жизни должна быть изюминка тайны и возвышенности, сделаем ею творческих людей, заодно платить им меньше будем.

Т.е. я честно выскажу своё мнение. Этот каталог - очень приятное и престижное дело, которое, однако, не оказывает никакого влияния на то, насколько продаваемым или востребованным будет автор.

Было интересно посмотреть на новые лица, необычные книги, послушать то, что говорят выстроившимся там в очереди иллюстраторам издатели, недовольные бешанным притоком всё новых субъектов с папочками. Было любопытно послушать, что рассказывают и показывают те люди, которых мне удалось послушать.

На этой ноте я перейду к вкусному - интервью с Шон Таном. Чтобы не забыть всё, что я там слышала, я записала сначала всё в свой походный дневник. На всякий случай, т.к. своему английскому, а тем более интальянскому, я доверять не могу, я заставила страдать и супруга, попросив вслушиваться в рассказы. Каждый раз, если я что-то недопонимала, я тут же дёргала мужчину, чтобы он мне сказал, что было вот тут после этого слова :-) Так что, вот результат. (На всякий случай. Если кого-то здесь я ещё не замучала до смерти Шон Таном, то Вам сюда поддаться гипнозу: Memorial, Tales From Outer Suburbia, ну и просто по тэгу kidpix походить можно.)




-------------
На стене за спиной Шона постоянно показывали отрывки его работ. Там, где на фотографиях трёхмерные изображения - это новый проект Шона The Lost Thing: A Short Animated Film.

А где много такого живописного, можно подробнее посмотреть у него на сайте в разделе живопись
----------------





Шон, очень мягкий, плавный, небольшого роста. Его руки ни разу не дрогнули от волнения. На лице нарисовалось лёгкое удивление от количества народа, набившегося в маленькое иллюстраторское "кафе" - как я уже упоминала ранее, небольшой такой амфитеатр. У меня было чувство, что он совсем не ожидал, что его так хорошо знают в Европе. На интервью он пришёл со своим издателем, чьё имя я к сожалению не расслышала, - очень приятная, неколько американски-неопрятная (чистые без укладки волосы, никакой, но явно очень удобный костюм), но такая австралийская, улыбчивая женщина. Т.к. я созерцала её только в профиль, я называла её про себя дочерью аборигенов. К сожалению речь итальянского оратора, который брал интервью у Шона, слишком затянулась. Ко всему прочему её сначала также длинно стали переводить на английский. Позже я поражалась тому, насколько долго трепался итальянец, упиваясь красотой своего голоса, и как быстро, двумя словами на английском пересказывала суть сказанного переводчик.







Когда Шон в первый раз получил слово, зал притих! Никто не ожидал, что у этого маленького, скромного человека такой густой, спокойный и очень уверенный голос!



Я правда сидела прямо под колонкой, но даже отползая в бок, я убедилась, что это его голос, не усилители. В целом Шону не удалось рассказать очень много, ведь вопросы задавались не только ему, но и издателю. А потом все ответы-вопросы переводили с итальняского на английский и наоборот. Я только позавидовала, что на немецких мероприятиях никто не заботится о том, чтобы хоть что-то перевести с английского на немецкий :-)











Сначала Шон Тана попросили рассказать немного о себе и о том, как его иммиграция в Австралию повлияла на его творчество. Ведь книга The Arrival явно не родилась из ничего.

На это Шон удивлённо ответил, что да, он имеет иммигрантские корни, т.к. его папа прибыл в своё время из Китая и женился на австралийке, после чего родился он, Шон Тан. Конечно на его творчество оказал очень большую роль иммигрантский фон. Например, жена Шона родом из Финляндии и постоянно так странно шутит, что Шон её не понимает. Рисование было скорее его хобби. Он, обучаясь на историка, очень любил создавать сюрреалистичные картинки, пока совсем не бросил учёбу и занялся созданием иллюстраций.







Однако мужчина, который брал у Ш.Т. интервью всё не унимался. Он всё спрашивал и спрашивал про Австралию. Например, как Шон относится к тому, что Австралия была в своё время колонизирована, и местное население угнеталось и истреблялось. На что Ш.Т. резонно ответил, что как уроженец этой страны он сожалеет о произошедшем, но на самом деле не так часто думает над этой проблемой, т.к. родился и вырос среди того, что эти вещи уже спокойно и не так часто обсуждаются.





Итальянского мужчинку ответ не устроил. Он тут же опять ухватился за любимую тему Австралии, как будто у Шона больше спросить было не о чем, а зал напряжённо заёрзал. Мужчина стал спрашивать, мол, в Ваших иллюстрациях всегда присутствуют такие жёлтые просторы. Не потому ли они так часто встречаются в Ваших работах, что вы живёте в Австралии?

На это Шон ответил, что наверное да, т.к. в Австралии иногда между двумя населёнными пунктами лежат 1500 км пустынной земли. При этом он обречённо открыл самый жёлтый разворот из The Rabbits и произнёс:"Вот это Австралия!"





В следующий момент итальянец решил обратиться к издателю с вопросом, почему она в своё время решила издать книгу Шон Тана The Viewer. Ведь на тот момент Шон не был известным и признанным иллюстратором.

Она ответила, что по сравнению со всей остальной массой обращавшихся к ней художников, работы Шона были очень необычными и сюрреалистичными. Это очень заинтересовало её.





На это у неё вновь спросили, создавал ли Шон когда-то такие вещи, которые невозможно было опуликовать, и издатель сказала, что да, вызвав приступ удивления на обычно невозмутимом лице Ш.Т. Он даже не удержался и спросил:"Когда?" Но потом одумался и стал подыгрывать. Что мол да, конечно же иногда нужно думать о том, что будет лучше продаваться, а у менеджеров, маркетологов и издателей намного больше опыта в этих вопросах. В этом свете приходится конечно же что-то переделывать. И вообще иллюстраторы, особенно начинающие, должны уметь очень хорошо объяснять свои работы, что издатель мог понять и проникнуться идеей работы.





Итальянский мужчина переключился опять на Ш.Т. и стал, показывая на странички в стиле комикса с большим кол-ом белого из Tales from Outer Suburbia спрашивать, каким образом он работает с форматом, приходят ли ему сразу на ум порядок и ракурсы рисованных картинок, как например и во многих сценах из The Arrival.







Шон сказал, что естетсвенно порядок и очерёдность определяются композицией, не только последовательностью рассказа. Он рисует огромное кол-во эскизов, а потом смотрит, что рядом с чем лучше смотрится, лушче передаёт настроение и усиливает эмоции рассказа. Но, самые лучшие странички для него это те, где очень много белого, т.е. достаточно мало элементов. Ведь каждый из нас - иллюстратор. Какой смысл рассказывать читателю, как выглядит его кошка, он в лучшем случае не поймёт моего порыва, т.к. он лучше меня знает, как именно она выглядит. Слишком большая детализация убивает фантазию читателя.









Также Шон упомянул, что работает сейчас над двумя новыми проектами. Подробнее его никто не удосужился расспросить, но, насколько я поняла по показам за его спиной, одним проектом является анимационный фильм по одноимённой и иллюстрированной ранее сказке Lost Thing - The Lost Thing: A Short Animated Film









Когда наконец-то дошла очередь до вопросов из зала, а он был плотно набит именно иллюстраторами, у которых, в отличие от итальянского дяденьки, томились тысячи вопросов к Шону, одна из девушек в первых рядах робко спросила, как именно он начинает работу над своими иллюстрациями и что он может рассказать о процессе.



Шон сказал, что, как и многие другие иллюстраторы, он собирает сначала материал, в том числе и фотоматериал, делает огромную массу карандашных эскизов, из которых потом лишь 5-10% получают право на дальнейшую жизнь, подвергаются более детальной прорисовке и обработке.









Из-за того, что на интервью был отведён всего час времени, а разговор шёл не только с Шоном, но и с его издателем, плюс бесконечные переводы с английского на итальянский и наоборот, всё интервью заняло не больше 30 минут. Из них Шон говорил не больше 15-20 минут. А жаль!






На этом сеанс подошёл к концу. Шон быстренько выбежал за стенку, на которой висел телевизор, накинул пальто и бросил к стене рюкзачок, когда к нему выстроилась толпа поклонников за автографом с книжками и постерами с обложки The Arrival, которые можно было купить у издательства за 2 евро. The End.

В общем, выставка - это такое дело, что нужно просто найти благоразумный баланс между тем, что хочется посмотреть и послушать, а также сесть и для благих целей наконец-то подтянуть свой английский, чтобы чуть не сбивая Шон Тана с ног, извиниться, спросить, как дела, пригласить на чашку кофе (в качестве извинения), а потом стоя с ним в очереди за бутылкой воды поговорить о жизни, не нужна ли ему помощь в далёкой чужой стране, какие проекты имелись в виду, а что в рюкзачке? Блокнотик можно полистать? Эх. :-)
Tags: art & artists, bologna, exhibition, travel, вдохновение, детские книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments