{Natalie Ratkovski} (conjure) wrote,
{Natalie Ratkovski}
conjure

Categories:

Жизнь напоказ

Прихожу я совсем недавно в своей рыбке на работу, а на меня никто не смотрит. С мужчин вообще какие взятки? Они никогда не замечают красоту вокруг себя, а то бы уже на входе в кабинет падали от раскаяния в обморок, что не пришли с цветами, или хотя бы шоколадками. Захожу в секретариат, там у нас одни девчонки, не успеваю ступить и шагу, как уже слышу:"Вау!" Мелочь, а приятная.

Ещё парой минут спустя, рассматривая мой кулон, Даниэла, наш главный секретарь, извиняясь спрашивает, не пропустила ли она чего. Я недоумеваю. Мол, ну как же, говорит она, у тебя День рождения, свадьба, какой-то другой юбилей? Тут я понимаю, в чём дело, но удивляюсь ещё больше. А что, нельзя порадовать себя просто так и купить себе безделушку? Почему нужно ждать Нового года, Дня рождения или чего-то другого, чтобы сделать себе праздник?


Я всегда забываю, как тежело себе представить, что мир может работать и по другому механизму. Ведь признайтесь, почти у каждого есть дома чайный сервиз для гостей, с золотой каёмочкой, неописуемой красоты розочками и специальной ложечкой-щипцами для, тонкими дольками нарезанных, лимончиков. Или что там ещё бывет? Например, отдельный чемоданчик со столовым набором, нетронутым, натёртым до ослепительного сияния. Есть и скатерки, выбитые, ручной работы, накрахмеленные и с любовью уложенные на полку. Есть и специальная вазочка для салатиков, хрустальная, искрящаяся в лучах специальных, для гостей прибережённых свечей. И список того, что у нас есть для гостей, можно продолжать бесконечно, начиная от пузатых супниц, которые обычно нафиг никому не нужны, и, заканчивая спецальной чуть ли не позолоченной коробочкой с зубочистками.

А самим нам, оказывается, много не нужно. Салатик поедим из мисочки, отбитой от многократных падений в раковину. Чай тоже попьём из наколотых кружечек, простых, бесхитростных. Ножи? Кому они нужны, здесь же все свои, чтобы есть ножами. А кто такие салфетки, сложенные японским журавликом, и с чем их едят, и подавно знать не хотим. Так жили и мои бабушка с дедушкой, так жили и мои родители. Все самое красивое, милое глазу, удобное и приятное пряталось по шкафам, чтобы, нагрянь к нам гости, не ударить в грязь лицом, накрыть пышный стол и удивить изящными ножами, крохотными вилочками для тортов и хрупкой красоты чайными чашечками. Даже помню, у бабушки был какой-то глиняный набор из Вильнюса, только для кофе - увесистые, маленькие, шоколадного цвета снаружи и ослепительного белого внутри, кружечки и чайник. Только кофе вот у нас никто не пил! Даже гости.

Когда я начала самостоятельную жизнь студентки, у меня особо не было, куда разогнаться. Гости пили и ели из того, что у меня стояло на полке, и никогда не жаловались. Когда я наконец-то стала на ноги, я поняла, что не хочу жизни напоказ. Я не хочу красивые вещи прятать по шкафчикам, мне и самой приятно из них каждый день пить и есть. Я не хочу гонять вилкой макаронину по тарелке, мне это удобно делать с ножом и вилкой. И пусть я не складываю салфетки как оригами, но они всегда стоят плотным, удобным кухонным рулоном на специальной ножке на столе.

Мне правда бывает до сих пор тяжело переступить через себя и купить для ношения дома удобное, но дорогое трико. Зачем? Ведь поношенные джинсы тоже пойдут. Или специально только для дома купить какую-то нарядную маечку. Зачем? Ведь старые майки, которые больше не пойдут "на выход", тоже делают своё дело. Но в таких случаях я всегда вспоминаю историю про бабушкины тарелки.

У нас всегда было очень много гостей. На какую-нибудь простую, заурядную вечеринку собиралось обычно не меньше 25-30 человек. Если праздновали какой-то юбилей, то нужно было считаться как минимум с 50-60 людьми. Бабушка, за годы своего кочевания за дедом по буровым вышкам, научилась всем среднеазиатским блюдам, которые только можно было приготовить, начиная от какой-то необычной баранины, и, заканчивая дунганской лапшой, мантами или каким-то, хитро вымоченном в кумысе, мясом. При этом у неё была просто мания порядка. Я была единственным человеком, которому можно было трогать пальчиками лакированную мебель, натёртую до блеска. У бабушки всегда безумно вкусно и чисто пахло. Ни одна вещь, даже при бурной работе за вышивальным станком, не лежала просто так, без своего места и назначения. А т.к. ко всему прочему у неё был и потрясающий вкус, постепенно у нас собралась целая коллекция самых изящных и красивых тарелочек... для гостей! На каждый пир эти тарелки с придыханием вынимались из серванта, бережно перетирались нежным льняным полотенцем, и только после этого, аккуратно, с оригами-салфеткой и изящными вилкой с ножом, отправлялись на "гостевой" стол.

Когда мне пошёл 13-й год, я узнала, что бабушка больна. Почти год она мучительно, в русских домашних условиях, умирала от рака. Когда она больше не могла говорить и проваливалась от морфия в какой-то другой мир, только и показывала пальцем на какие-то предметы. То там, то тут становилось пыльно, необжито. Семья погрузилась в траур. Рядом с её постелью, т.к. дома наши стояли рядом, дедушка провёл специальный звонок, чтобы вызывать маму или папу, помочь перевернуть бабушку, сделать укол, принести покушать или ещё что-то в этом духе. Со временем у них даже выработалась своя последовательность сигналов. Если никого из взрослых не было дома, я знала, что зовут меня, чтобы я сгоняла за какой-нибудь мелочью, принесла тёплого молока или чистые полотенца. Среди одной вьюжной ночи в конце января этот звонок вдруг больше не хотел замолкать. Он звонил, звонил, звонил, звонил, звонил... Бабушка умерла.

После её смерти я больше не смогла входить в её дом. Любимый запах её стен стал чужим, пугающим. Воцарившаяся тишина давила своей чистотой и музейностью со всех сторон. Я поняла, что только бабушка наполняла этот дом жизнью и энергией. Мне было просто страшно и грустно.

Гости и вечеринки тоже сошли на нет, и безумной красоты тарелки перекочевали из ухоженного серванта на нашу летнуюю веранду. Там папа соорудил в своё время несколько ящиков с откидными крышками. В первом, самом маленьком, валялся какой-то хлам и старые вещи, который никто не решался выбросить. Иногда мама извлекала оттуда братовы старые майки, распускала их на верёвки и плела толстым крючком не очень пёстрые половички для летнего времени. Во втором хранилась попеременно то зимняя, то летняя обувь, а в третьем, в пыли и паутине, стояли хорошенькие тарелки, свидетели другой, доброй и весёлой жизни. Мне очень часто хотелось, как Андерсену, написать сказку про другую жизнь этих тарелок, оживить их, отправить в путешествие. Я ходила вокруг ящика кругами и пыталась тайком перетащить хоть одну в кухонный шкаф. Но вынимать их было строго воспрещено, и тарелки возвращались в свою тюрьму. Вдруг нагрянут гости, а у нас ни одной приличной тарелки!?

Когда мы улетали в Германию, каждый мог взять с собой только чемодан не больше 20 кг. Праздничные тарелки с соловьями, изящными веточками, китайскими розочками и причудливыми вишенками так и остались стоять под грубой крышкой верандного ящика...

И скажите мне, кому она нужна, эта жизнь напоказ? Как по мне, так уж лучше купить себе 100 тарелок, если так часто бывают гости, и использовать их на полную катушку, чтобы в любом случае не ударить в грязь лицом. Также как и ходить красивой дома для любимого мужа. Жизнь всего одна. Соловьёв с тарелками не то, что на тот свет с собой не утащишь, даже в самолёт не пустят. Мы так часто забываем радовать себя дорогими духами, красивыми кулонами, платьями, конфетами, оставляя все на потом. А потом может никогда не наступить. Сделайте себе что-нибудь приятное. Сделайте себе праздник, когда Вашей душе это угодно. И помяните мою бабушку. Её вот уже как 20 лет нет со мной рядом, чтобы порадоваться красивым тарелочкам, начищенным ножам, изящным сахарницам, удобным пяльцам, не портящим строчкам швейным машинкам, краскам, бумаге, удобным пылесосам, жизни вне - и всё это только для себя.

Pieces of sweet temptation
Tags: my_photos, personal, помоги себе сам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →