conjure

Categories:

Революция Ван Эйка

Если вы никогда не бывали в Генте и не видели вживую живопись Яна Ван Эйка ( Jan van Eyck, около 1390 — 1441) — сразу скажу, что вы многое упустили. Когда я впервые увидела его работы —  начала верить в машину времени. А именно в современного человека, который попал в прошлое и был вынужден доживать там свои годы — настолько прогрессивной для того времени смотрится живопись этого фламандского мастера. 

Прошлый 2020 год — был годом Ван Эйка. Но у человечества были к сожалению другие проблемы — коронавирус затмил всех и вся. Однако именно Гент — тот самый город, в котором даже 600 лет спустя чувствуется свежее дыхание мастера! На сегодняшний день известны всего 23 работы великого Ван Эйка. {1} Но до сих пор принято говорить об оптической революции в искусстве, которую произвёл своей бессмертной живописью Ян ван Эйк. 

Ночной Гент. Photo by Azamat Esmurziyev on Unsplash
Ночной Гент. Photo by Azamat Esmurziyev on Unsplash

Когда я собирала материал для статьи «Клоуз-уп: Фруктовая Мария», я встретила в разных источниках упоминание о том, что именно Ван Эйк был первым художником, который изобразил Еву не с яблоком или грушей, как было общепринято, а с лимоном в руке. Ведь на самом деле в писании нет точных сведений о том, плодом какого дерева был «фрукт раздора». И если задуматься, то выбор лимона — вполне логичен: фрукт, сладкий и красивый на вид, оказывается кислым и не таким уж привлекательным. 

Фрагменты гентского алтаря кисти Ван Эйка
Фрагменты гентского алтаря кисти Ван Эйка

Но как оказалось, это была не первая и не последняя революция мастера в живописи того времени. Представляю вашему вниманию мой перевод интересной статьи «Вызов в глазах» с немецкого языка, на которую я уже ссылалась и в посте о фруктовой Марии. До этой статьи я не задумывалась над тем, кто такой Йоос Вийд и почему он заказал именно Ван Эйку знаменитый алтарь.

На всякий случай уточню, что я не профессиональный переводчик, но автор книг, имеющий привычку работать с источниками на разных языках, связанную с привычкой вникать в то, что читаю. Ниже по тесту курсивом помечены мои комментарии к тексту — не удержалась. Некоторые фото взяла из оригинальной статьи, а некоторые дополнительно вставила в качестве иллюстраций — пусть будут.

Ян Ван Эйк, "Портрет Маргариты Ван Эйк", музей изобразительного искусства в Генте. Фото: Kenzo TribouillzrdAFP
Ян Ван Эйк, "Портрет Маргариты Ван Эйк", музей изобразительного искусства в Генте. Фото: Kenzo TribouillzrdAFP

Вызов в глазах: около 1430 года Ян ван Эйк создал образ небесного величия и радикально новый образ человека

Оригинальное название: «Trotz in den Augen: Um 1430 hat Jan van Eyck eine Vision der himmlischen Herrlichkeit geschaffen und ein radikal neues Menschenbild entworfen». Автор: Thomas Ribi {3}

Фламандский мастер Ян ван Эйк произвел революцию в живописи. Его шедевр, Гентский алтарь, демонстрирует образ хрупкого, но и величественного человека.

Искупление грехов: В начале 15 века Йоос Вийд и его жена Элизабет Борлуут решили выступить меценатами и даровать алтарь для собора в Генте. На фото боковые крылья Гентского алтаря Яна Ван Эйка в закрытом виде (1432).
Искупление грехов: В начале 15 века Йоос Вийд и его жена Элизабет Борлуут решили выступить меценатами и даровать алтарь для собора в Генте. На фото боковые крылья Гентского алтаря Яна Ван Эйка в закрытом виде (1432).

Был ли Йоос Вийд набожным человеком? Ну, да, несомненно. Наверное все, кто его знал, это обязательно подтвердили бы. Но возможно, что  его современники понимали под набожностью что-то совсем иное, впрочем, как и он сам. Быть благочестивым, набожным — что это значит? 

Благочестие в Генте начала XV века было чем-то вроде хлеба насущного. Ходить на молебен в церковь было столь же  естественно, как надевать кафтан перед выходом из дома, а читать молитву «Отче наш» — как вытирать рот после еды.

Для Йооса Вийда быть благочестивым означало делать то, что требовалось. Делать то, что делали все. И делать это так, чтобы все видели, как вы это делаете. В конце концов, Вийд был уважаемым гражданином и у всех на виду. Он принадлежал к «счастливому кругу» бургундской знати Фландрии: жена была родом из уважаемой гентской семьи, а сам он был богат и влиятелен. Ещё отец Йооса был доверенным лицом последнего графа Фландрии. А сам он был членом совета Гента и однажды даже был избран мэром города. Так что он был человеком авторитетным и выдающимся. 

Около 1420 года Йоос Вид и его жена Елизавета Борлуут решили сделать что-то для душевного спасения  и приумножения известности. Например, пожертвовать произведение искусства, чтобы войти в историю и сохранить в памяти людей имена некогда известной бездетной пары. Условия для этого были весьма благоприятными. Приходская церковь Святого Иоанна стала слишком мала для бурно развивающегося города, поэтому было решено ее перестроить: преобразовать романское здание в готический собор с дополнительными боковыми часовнями. Одну из них супруги и решили профинансировать и украсить алтарём.

Photo by Azamat Esmurziyev on Unsplash
Photo by Azamat Esmurziyev on Unsplash

Но только это должен был быть не просто алтарь, а произведение искусства доселе невиданного масштаба: самый большой алтарь во всей Фландрии. 

Йоос Вийд и Элизабет Борлуут выбрали в качестве художника одного из самых известных местных живописцев того времени  —  Губерта Ван Эйка. 

Bronzedenkmal (um 1912) für die Brüder hubert und jan van eyck, berühmte Maler der xiv-xv Jahrhunderte. Gent, Ostflandern, Belgien — Foto von joymsk
Bronzedenkmal (um 1912) für die Brüder hubert und jan van eyck, berühmte Maler der xiv-xv Jahrhunderte. Gent, Ostflandern, Belgien — Foto von joymsk

Сейчас уже никто не знает всех деталей заказа, как выглядели эскизы Губерта и как далеко он продвинулся в исполнении проекта. Под вопросом стоит, играл ли Губерт вообще какую-либо роль, кроме концепционной. Одно известно достоверно — когда он умер в сентябре 1426 года, алтарь был весьма далек от завершения. Он был открыт публике только в 1432 году.

Фрагмент алтаря: поющие ангелы
Фрагмент алтаря: поющие ангелы

Секретные поручения
Вот уж было досадно. Хотя работу и перенял на себя младший брат Губерта — Ян, но произошло это далеко не сразу. 

Здесь я просто обязана сделать сноску, которой нет в оригинальном тексте. Существуют исследования, доказывающие, что Губерт и Ян были всего лишь однофамильцами. Поэтому утверждение, что они были братьями — спорное. Существует мнение, что кому-то просто было стыдно признать, что Ян Ван Эйк из враждебного для Гента Брюгге создал шедевр, не имеющий себе подобных, который стал символом Гента. Поэтому мол, смотрите, художник из Гента начал, а «младшенький» подхватил эстафету. При этом «младшенький» на тот момент был уже придворным живописцем Филиппа Доброго и слава мастера гремела по всей Европе. Исследования с помощью инфракрасного излучения алтаря обнаружили лишь руку Яна ван Эйка. Похоже, что Губерт совсем не успел приложить руку. {2} Невероятно — что же заставило Яна Ван Эйка пойти на эту авантюру, тем более после стольких лет работы над шедевром? Или же он просто ничего не знал об этой надписи, которую может после торжества нацарапали — интернета не было.

Мужчину в красном тюрбане 1433 года кисти Ван Эйка принято считать автопортретом.
Мужчину в красном тюрбане 1433 года кисти Ван Эйка принято считать автопортретом.

Ян был занятым человеком: будучи камергером и придворным художником Филиппа Доброго, герцога Бургундского, он имел куда больше дел, чем рядовой придворный живописец. Ян был своего рода организатором празднеств и ответственным за внешний вид бургундского двора. Он оформлял постановки для праздников, делал декорации и расписывал щиты для публичных выступлений. Говорят, что он также нарисовал карту мира, вероятно, в качестве основы для планирования крестового похода, который мелькал в мыслях его работодателя.

Кроме того, Ян ван Эйк несколько раз выступал в роли дипломата.  В судебных архивах говорится о «тайных путешествиях» мастера. Куда они были — в основном неизвестно. Но в случае с путешествием, которое он предпринял в начале 1428 года, тайн нет. Ян находился при дворе короля Португалии по поручению герцога в составе делегации, которая должна была вести переговоры о браке Филиппа с Изабеллой, португальской принцессой. Его задачей было написать два портрета девушки, один из которых был отправлен ко двору по суше, а другой по морю, чтобы герцог мог получить представление о своей будущей жене.

Видимо оригинал портрета был утерян, но есть копия того портрета Ван Эйка.

Copy after van Eyck, Isabella of Portugal van Eyck. Private collection, date disputed.
Copy after van Eyck, Isabella of Portugal van Eyck. Private collection, date disputed.

Похоже, что Филипп был удовлетворен работой Ван Эйка  — у него были далеко идущие планы по поводу собственной династии и третьего брака. Примерно через два года, в январе 1430 года, он женился на Изабелле. Важные решения требуют времени, и свадьба, подобная той, которую праздновал герцог, не могла быть организована в одночасье. Если верить современникам-летописцам, действие это было просто грандиозным, а затраченные усилия  —  почти невообразимыми. Вероятно, Ян внес свой вклад и в это.

Видимо Ван Эйк увидел в ней ту мудрую, образованную, спокойную и умную женщину, которой была Изабелла, потому что другие художники видели в ней только какого-то носатого и косоглазого, пардон, крокодила.

Probable portrait of Isabella of Portugal by an unknown northern artist in the mid-15th century. The woman's veil is transparent silk - most likely supplied by Giovanni di Nicolao Arnolfini
Probable portrait of Isabella of Portugal by an unknown northern artist in the mid-15th century. The woman's veil is transparent silk - most likely supplied by Giovanni di Nicolao Arnolfini

К тому времени Ян уже начал работу над алтарем, который оставил незавершенным Губерт. Уже невозможно определить, какая из двенадцати крупноформатных деревянных панелей, некоторые из которых расписаны с двух сторон, принадлежит кисти Яна, а какая Губерту (см. выше мой комментарий — всё возможно). Поколения искусствоведов пытались прояснить этот вопрос —  с неубедительными результатами (не согласна, но перевод есть перевод). В конце концов, все будет так, как гласит надпись на латинском языке на внешней стороне алтарной рамы: «Художник Губерт Ван Эйк, более выдающийся, чем все остальные, начал эту работу, а его брат Ян, второй в искусстве, завершил трудную задачу. » 

(Если верить источнику {2}, то надпись действительно оригинальная, но скорее всего продиктована политическими мотивами.)

И вот снова о символах, о которых я рассказывала в "Клоуз-уп: Фруктовая Мария". Полюбуйтесь на корону царицы небесной Марии — белые лилии невинности и красные розы мук Христовых.
И вот снова о символах, о которых я рассказывала в "Клоуз-уп: Фруктовая Мария". Полюбуйтесь на корону царицы небесной Марии — белые лилии невинности и красные розы мук Христовых.

Золотое руно

Это была действительно нелегкая задача. Гентский алтарь —  огромное произведение: от величественной главной картины с Христом, Марией и Иоанном Крестителем и почитанием Агнца Божьего до восхитительной сцены Благовещения и трогательных изображений Адама и Евы. Алтарь написан так искусно, что с ним вряд ли справился бы один человек. Один только скипетр, который держит в руке возведенный на престол Христос на главной панели, должен был занять художника примерно на месяц. Без помощи хорошей команды подмастерий Ян никогда бы не справился с поставленной задачей.

Ян ван Эйк не останавливается только на внешнем облике даже когда речь идет об Адаме и Еве. Боковые крылья Гентского алтаря, 1432.
Ян ван Эйк не останавливается только на внешнем облике даже когда речь идет об Адаме и Еве. Боковые крылья Гентского алтаря, 1432.

Он сделал это, да как! 6 мая 1432 года алтарь был освящен, а торжества вокруг этого события стали триумфом для заказчика Йооса Вийда. Все указывает на то, что при освящении присутствовал даже Филипп Добрый. Герцог знал Вийда. Несколькими годами ранее по поручению герцога Вийд должен был вести переговоры о мире между Филиппом и Якобой Баварской в Гааге. Однако этого не произошло: Якоба бежала, а вместо переговоров началась война.

Филипп III Добрый. Портрет работы Рогира ван дер Вейдена
Филипп III Добрый. Портрет работы Рогира ван дер Вейдена

Связь Вийда с герцогом прослеживается на протяжении нескольких поколений. Его отец был на службе у деда Филиппа, пока его не обвинили в растрате денег и не сняли с должности. Вполне возможно, что намерением сына, пожертвовавшего городу алтарь, было также погасить долг отца и укрепить связи с герцогом.

Центральный мотив Гентского алтаря, Агнец Божий, символизирует страдающего Христа и сочетает надежду на прощение всех грехов с представлениями о небесном великолепии. Но это также можно понимать как намек на Орден Золотого Руна, который Филипп основал незадолго до этого. Когда алтарь освящали, герцог, вероятно, уже носил на груди орден в виде золотого руна.

Фрагмент Гентского алтаря
Фрагмент Гентского алтаря

Кстати о птичках, точнее овечках. Реставрация последних лет перед годом Ван Эйка обнаружила сенсацию:  агнец, символизирующий Христа, точнее его лицо, было за 600 лет несколько раз переписано другими художниками, а в оригинале у него был человеческий облик, написанный мастером. Об этом можно подробнее узнать здесь {4}

Я знаю, кто я!

Возможно, Гентский алтарь {5} также должен был стать тайным знаком приверженности знати герцогу. В то же время алтарь был выражением хрупкой уверенности в себе человека, который не принадлежал к старому аристократическому сословию и всегда чувствовал себя несколько отстранённым. С помощью алтаря Йоос Вийд не только прославил всемогущество Бога, но и создал памятник себе и своей жене. Было сложно пройти мимо портретов двух меценатов,  изображённых в натуральную величину на коленях по обе стороны алтаря, молящихся о спасении души.

Это было весьма уверенное заявление о себе. И это были такие образы, каких никто до этого не видел. Даже современники были очарованы. Говорят, что по праздникам, когда крылья алтаря были открыты, посетители толпились в часовне. Реализм, достигнутый Яном ван Эйком,  — это одно. На лбу Элизабет можно было рассмотреть каждую морщинку и каждую жилку на виске Йооса или каждый волосок на плохо выбритом подбородке. С помощью освещения художник моделирует черты лица в тончайших оттенках, а технически совершенная масляная живопись делает кожу и одеяния такими же живыми, как если бы мы находились лицом к лицу с семейной парой.

Но Ян ван Эйк не останавливается на поверхностном изображении внешности. Он создает новый образ человека. Йоос и Элизабет  —  не просто грешные существа, у которых на земле не осталось ничего, кроме веры и надежды. Это люди, чей облик несёт следы их жизни. Они осознают небытие своего существования. Но они также знают о той свободе, которая делает их людьми. Их глаза говорят уже не только о страхе перед наказаниями, которые ожидают их в будущем, но и о вызывающем скептицизме, который говорит: «Я знаю, кто я!»

А это от меня на добавку: алтарь в раскрытом и закрытом виде, чтобы вы понимали, где же именно мастер написал заказчиков.

Гентский алтарь в раскрытом виде
Гентский алтарь в раскрытом виде
Гентский алтарь в закрытом виде
Гентский алтарь в закрытом виде

Источники
{1} Eine optische Revolution: Van-Eyck-Jahr in Gent eröffnet
{2} Hubert van Eyck
{3} Genter Altar: Wie Jan van Eyck ein neues Menschenbild schuf
{4} Genter Altar: Sensationsfund bei Restaurierung
{5} Genter Altar


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →