{Natalie Ratkovski} (conjure) wrote,
{Natalie Ratkovski}
conjure

Category:

Пикассо и товарищи

Читаю притащенные из библиотеки воспоминания спутницы юных лет Пикассо - Фернанды Оливье. Муза, домохозяйка, "прекрасная Фернанда". Пишет об их голодной юношеской жизни и о тогдашних друзьях. Интересно! Читать воспоминания очевидцев и современников, их впечатления и мнения всегда увлекательнее, чем продираться через строки всепоглощающей любви очередного биографа.

Единственное, что смущает - небольшая пафосность, хотя и чувствуется, что ей очень хотелось рассказать правду. Говорят, что её воспоминания сначала публиковались в виде статей в каком-то модном журнале, и она, видимо, боялась осуждения, что отзывается плохо о бывших, но вполне знаменитых друзьях художника, как и о нём самом. Обида же всё равно сквозит в её рассказах. Или скорее не обида, а осуждение некоторых вещей, на которые она с большой вероятностью просто закрывала глаза во времена безмятежной любви. Понятное дело, что у каждого в семье или близких отношениях накапливаются наравне с радостями и обиды. Что Пикассо не был образцом порядочности и человеколюбия - это и из других многочисленных биографий понятно.

Например, Фернанда рассказывает, что Пикассо воспринимал как само собой разумеющееся, когда друзья в их голодные парижские годы оставляли у них на пороге молоко, масло, хлеб или вино, чтобы Пабло с подругой не померли с голоду. А он, Пикассо, никогда не благодарил. Считал, что так они признают его гениальность. Мол, и так понятно, что все ему чего-то должны. С другой стороны ведь любили его, шельму! За безудержную любовь к искусству, открытиям и художественным экспериментам, как говорит Фернанда.

Улыбнулась там одной вещи. Фернанда сначала рассказывает немного о себе. Говорит, что выросла в буржуазной семье с весьма мещанскими взглядами на искусство. Так, у них ценились только те произведения искусства, которые достаточно дотошно передавали природную узнаваемость людей или предметов. Фотореализм, как мы сказали бы сегодня. Поэтому художники вроде Бугро были у них в почёте, а все остальные презирались от всего сердца. И когда она наконец-то вырвалась из этого круга и смогла наслаждаться работами импрессионистов, поняла, насколько узколобо живёт родня.

Т.е. я улыбнулась именно вот этому высказыванию: Бугро - мещанство, а импрессионизм - прогресс. В те времена действительно так и было. Про импрессионистов злобно говорили, что их картины забыли написать, а так и оставили на уровне эскиза. Парижский Салон и Академия искусств задавали тон и да, признавали только художников уровня Энгра.

А сегодня вот на прекрасную Фернанду так бы и сказали:"Была мещанкой и осталась мещанкой". Потому что если сейчас заикнуться, что любишь солнечных импрессионистов, в художествнных кругах тебе тоже скажут - фу как по-мещански узколобо :-) Так что делайте выводы, чего стоят все эти замечания про узколобость и мещанство...

Там что ни слово в книге - хочется написать об этом и обсудить. Настолько интересны её высказывания в контексте нашего, современного мира и взглядов на жизнь и искусство. Например, пару лет назад Линор Горалик в одном из интервью сказала, что богема давно не в моде. На её смену пришли серьёзные люди, с постоянным заработком, нормальным рабочим днём и семьей, которые при этом куда продуктивнее и талантливее вечно упитой или укуренной творческой тусовки. Так вот, Фернанда говорит то же самое о своём времени :-)

Читаю дальше...

Fernande Olivier

Книга на немецком амазоне: Picasso und seine Freunde: Erinnerungen aus den Jahren 1905 - 1913
Книга на американском амазоне: Picasso and His Friends

Tags: art & artists, вдохновение, книги и авторы, отличные книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments